11:40 

однострочники по ГП, гет|фем|слеш

Ristretto
Труднее всего человеку дается то, что дается не ему.
П-25 Гермиона Грейнджер/Рон Уизли "Ты нужна мне. И это я понимаю в который раз". NH! А-

Разругаться из-за очередной мелочи и, по привычке крикнув на прощание: «Это выше моих сил, не хочу тебя больше видеть!», громко хлопнуть дверью и уйти. Ещё у дома достать пачку сигарет, припасённую как раз для такого случая, и, зная, как её это раздражает, закурить, отчаянно пытаясь не закашляться. Гордо вскинуть подбородок и, оскальзываясь на влажной земле, дойти до калитки, после чего аппарировать в Лондон. Несколько часов шататься по улицам, огрызаясь на прохожих и чувствуя мерзкий вкус сигарет во рту. Увидеть в толпе туристов женщину с копной каштановых волос, почувствовать, как ёкает сердце и еле сдержаться, чтобы к ней не броситься. Потому что — не она. Бродить до самой ночи и неосознанно остановиться у цветочного. Закатить глаза, усмехнуться и купить охапку любимых ею хризантем. Сразу же аппарировать домой и увидеть свет на кухне, почувствовать запах шоколадного пирога. Броситься бегом к двери, упасть в грязь и, не обратив на это внимания, замереть у входа. В полумраке увидеть любимое лицо с еле сдерживаемой улыбкой.
— Ты нужна мне. И это я понимаю в который раз.
Протянуть букет хризантем, которые в вашем доме редко успевают засыхать.

К-72 Симус Финниган/ ( | )Дин Томас. Однострочник по арту ссылка на арт

— Они разрисовывали себе лица, чтобы внушить врагам страх, — шепчет Дин и проводит алую полосу поперёк носа Симуса, от щеки до щеки.
Учебный год в самом разгаре, а нападки Кэрроу лишь усиливаются с каждым днём. Быть хорошим — чертовски тяжело, люди подчас выбиваются из сил и ломаются, но гриффиндорцы не могли себе такого позволить. Поэтому каждый вечер собираются попарно или маленькими группками и пытаются друг друга приободрить.
— Неужели они всерьёз верили, что это им поможет? — ошеломлённо спрашивает Симус, на удивление, не знающий про индейцев.
— Они не просто верили, это действительно им помогало, — улыбается Дин и осторожно проводит большим пальцем по губам друга, оставляя после красный отпечаток.
— Как интересно… — Симус неловко поддаётся вперёд, касаясь дрожащим ртом губ Дина.

Луна Лавгуд/Панси Паркинсон "Зато меня слушается ветер!".

Панси всю жизнь с собой борется. Маленькая, забитая девочка внутри, она пытается компенсировать это сарказмом и нападками на слабых. Потому что на других не получается. Лавгуд — идеальный объект для насмешек. Лавгуд вообще идеальна: будто прозрачные черты лица, тонкие длинные волосы и необычайно глубокие голубые глаза. Её губы на вкус… Панси никак не может понять, что они ей напоминают, понимает лишь — они хоть на немного внушают ей силу. Такая податливая, тающая в её, Пансиных, руках Луна всегда её отталкивает с забавным недоумением в глазах, но никогда никому не рассказывает об этих нападках со стороны слизеринки.
— Тебя не слушаются даже твои руки, — в один из разов ухмыляется Панси.
— Зато меня слушается ветер, — её звонкий голос с тех пор каждый день преследует Панси. Теперь она знает, что за вкус у губ Полоумной.

Ж-49 Луна Лавгуд/Панси Паркинсон, "разве мы такие?".


Панси ненавидит войну. Панси всё ещё маленькая девочка и она боится. Ей хочется сходить в Хогсмид, поиграть в снежки и снова обозвать Грейнджер «грязнокровкой». А вместо этого приходится доносить на сокурсников, смеяться над издевательствами так называемых преподавателей и учиться мучить. Панси тошнит от вида боли.
Сегодня пятница, день, когда количество наказаний зашкаливает. Панси крадётся по коридору, отчаянно пытаясь никого не встретить, но ей не везёт. Как обычно. Заклинание и крики-крики-крики. Панси крепко зажимает уши и бежит. Слёзы застилают глаза, нервы совсем ни к чёрту. Забегает в туалет, захлопывает дверь и лишь потом замечает Полоумную Лавгуд. У неё разбита губа, на щеке кровоподтёк; она вздрагивает при виде слизеринки, и это действует на Панси как пощёчина.
— Разве мы все такие? — шепчет она.
Луна чуть улыбается, из губы снова начинает течь кровь. Панси поддаётся неясному порыву и, резко поддавшись вперёд, целует Полоумную, желая принести той облегчение. Желая хоть как-то оправдаться.
— Все, — отстраняясь, отвечает Луна, потому что знает, жестокость тоже бывает разной.

Н-25 Гермиона Грейнджер/ Рон Уизли; (в палатке без Поттера) "Тебя бьёт крупной дрожью. Замёрз?"

Больше всего Рон ненавидит моменты, когда носить крестраж приходится ему.
Гермиона бледнее обычного, обветренные губы сжаты в линию, а пальцы постоянно теребят молнию на куртке.
— Тебя бьёт крупной дрожью. Замёрз? — тихо спрашивает она и осторожно пересаживается к Рону ближе. Неловко к нему придвигается и кладёт голову на плечо. Рукой боязненно ищет его руку и сжимает в своей маленькой ладошке.
Рон ненавидит такие моменты, когда Гарри уходит из палатки и Гермиона так близко, когда своим хриплым, уже чуть простуженным голосом что-то ему шепчет, касаясь губами виска. Большего всего Рон сейчас ненавидит Гермиону. И обожает её. В такие моменты ему хочется орать от гложущей пустоты внутри, от боли в прожженной грудной клетке под медальоном. Люблю-люблю-люблю-ненавижу-ненавижу-люблю-люблю-убью-хочухочухочу.
— Замёрз, — еле выдавливает он из себя. Слава Мерлину, что Гарри снова пришёл вовремя.

БО-98 Гермиона Грейнджер | (/) Гарри Поттер. Вечер, солнце, тонущее в реке. Усталость, обветренные губы. Склонить голову на плечо. "И если бы Бог не был иллюзией, он бы все это прекратил".

таймлайн -- конец 6 курса
Они в одиночестве сидели на берегу озера после похорон Дамблдора, после расставания Гарри с Джинни, после миллионов разговоров, планов и предположений. Молчали. В озере медленно тонуло алое солнце, оставляя после себя вечернюю прохладу. Гермиона устало склонила голову на плечо Гарри и, облизав пересохшие, обветренные губы, тихо сказала:
— «И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов…»
— Бог — всего лишь иллюзия, Гермиона. Выдуманный герой для людей, готовых верить, что он сможет их спасти…
— Почему ты так думаешь? — Гермиона приподняла голову и посмотрела на сосредоточенного Гарри. Он криво улыбнулся.
— Если бы Бог не был иллюзией, он бы всё это прекратил. Я ведь тоже придуманный герой, Гермиона.
Она ничего на это не отвечает, лишь крепко прижимается к другу. Она точно знает, что даже если Гарри и придуманный герой, он сможет прекратить эту Войну. Главное просто в него верить…


РП-39 Корнелиус Фадж/Маггловский премьер-министр, "Я чувствую, закрывая глаза - весь мир идет на меня войной."

— Это невыносимо! — взволнованно говорит Корнелиус, наматывая очередной круг по кабинету маггловского премьер-министра. — Они все от меня что-то ждут, требуют… Будто я один во всём виноват, будто… — он на мгновение прерывается, чтобы дрожащей рукой наколдовать себе бренди. — Будто я один, — снова прерывается и смотрит на испуганного министра, потом на свой бокал, снова на министра: — Будете бренди?
— П-пожалуй, — еле выдавливает тот и шумно сглатывает. Без порции спиртного он не в состоянии всё это воспринять; через мгновение перед ним полный стакан янтарной жидкости.
— В конце концов, они сами хотели верить, что Тот-Кого-Нельзя-Называть не возродился. Я лишь поддержал эту идею. Я чувствую, закрывая глаза - весь мир идет на меня войной. Но, согласитесь, каждый ведь имеет право на ошибку, — сдавленно заканчивает Корнелиус и устало опускается в кресло чуть не плача. Котелок давно валяется где-то на полу.
Премьер-министр встаёт и, подогреваемый алкоголем, кладёт руку на плечо Фаджа; какая разница волшебник тот или нет… а высокопоставленных людей он успокаивать умеет.
Рядом с котелком падает бордовый галстук и пиджак.

@темы: фем, слеш, от G до PG-13, драббл, гет, Гарри Поттер

URL
   

Не отправленные письма

главная