Ristretto
Труднее всего человеку дается то, что дается не ему.
Фандом: ШНыр
На заявку: Долбушин/Яра. "Only you are the life among the dead…
Герои: Долбушин, Яра
Рейтинг: PG-15
Размер: мини
Проверила на косяки: AnaisPhoenix



Яра сидит в кафе и медленно размешивает чай – простую заварку, без сахара или лимона. То и дело проводит открытой ладонью по столу, словно дерево пытается ей что-то сказать, а Яра – услышать. Время от времени хватает бумажную салфетку и начинает мастерить из неё кораблик, бросает, не доделав, но через пару минут берётся за новую. Кидает частые взгляды в мутное, в разводах окно, явно высматривая кого-то.

– Полина, – раздаётся рядом сухой голос. Та вздрагивает; на столешницу падает очередной недоделанный кораблик.

Долбушин такой же, каким она его помнит, хотя прошёл почти год: высокий, чуть сутулится, в руках извечный зонтик. Только в глазах на сей раз не пустота, а лёгкий интерес и вопрос. Яра судорожно сглатывает: когда мысли начинают облекаться в плоть – это страшно. Когда эти мысли о Долбушине – страшно вдвойне.
Забавно: сама до сих пор может понять, как решилась пригласить его, как отважилась на эту встречу, планируемую уже несколько месяцев во время нырков, прогулок с Улом и долгих ночей. Она не помнит, когда стала жить мыслями о нём – может, сразу после возвращения? Когда увидела светящегося от счастья Ула и… не почувствовала ничего, кроме сожаления. Понадобился миллион секунд, чтобы осознать: она тоскует по самоуверенности и силе Долбушина. Яра всегда следовала своим желаниям, считая, что жалеть лучше о сделанном – и отправила Альберту короткую записку: только время и место встречи. Была уверена: не откажет. Оказалась права.

– Яра, – поправляет она и неловко улыбается. Запланированная встреча с главой второго форта сейчас кажется глупой затеей.

– Пусть так. Хотя “Полина” тебе шло больше, – Долбушин, не дожидаясь приглашения, садится. – Кофе, – говорит официанту и поворачивает лицо к Яре.

Яра елозит по стулу и комкает в пальцах салфетку. Длинные волосы убраны в неаккуратный хвост, из которого то и дело выбиваются пряди, и Яре приходится убирать их за ухо. Вместо дизайнерских платьев его дочери на ней сейчас майка и мешковатая толстовка, на ногах наверняка какие-нибудь широкие штаны – Долбушин не видит.

– Плохо выглядишь. Неужели воздух ШНыра больше не оказывает лечебного действия? — смеётся, одновременно чуть щуря глаза.

Яра вспыхивает и поджимает губы.

– Вот и о погоде поговорили, – замечает она и обнимает ладонями чашку.

Долбушин ничего не отвечает, лишь откидывается на неудобный диванчик. Официант подносит кофе и с любопытством косится на старомодный зонт.

– У моего дедушки был точно такой же, – с улыбкой говорит он. – Можно взглянуть поближе? – тянет руку к зонту, но Долбушин делает почти неуловимое движение, и паренек складывается пополам от боли. Тут же откуда-то появляется Андрей и оттаскивает его прочь от стола.

– Вы… Да вы… – Яра хватает ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Она, конечно, понимает, с кем сейчас сидит за столом, но…

– Успокойся, – презрительно бросает Долбушин, – этот недоносок из форта Тилля!

Яру объяснение не очень устраивает, она морщится и грустно смотрит в окно: не так, совсем не так представляла она себе эту встречу.

– У меня не так много времени. Что хотела?

Яра неопределённо дергает плечами и склоняет голову набок, разглядывая руки Долбушина. Они ей нравятся: широкие ладони с красивыми пальцами. Яре кажется, что кожа должна быть чуть шершавой – и она протягивает руку, чтобы проверить предположение, но, наткнувшись на вопросительный взгляд Долбушина, отдёргивает, хватая очередную салфетку. Последнюю.

– Когда-то вы просили, чтобы я “присмотрела” за вашей… За Аней.

– Я не просил, – перебивает Долбушин внезапно дрогнувшим голосом.

– Ой, – закатывает глаза Яра и продолжает: – Так вот: у неё всё хорошо.

На лице Долбушина не вздрагивает ни один мускул, Яре даже обидно: так хотелось увидеть его слабость – чтобы простить себе свою, видимо. Но тут он, словно сжалившись над ней, вдруг касается зонтом своей голени – торопливым, резким движением.

– Ну так зачем пришла? – губы побледневшие.

– Соскучилась! – смело бросает Яра.

– Уходи лучше.

– Я хочу остаться.

Долбушин кривится, мгновенно всё просчитывая. Что ж, девочка сама нарывается...

– Как трогательно! – ухмыляется он. – Очередная предательница ШНыра!

Яра терпит сарказм, только чуть сильнее сжимает чашку. У неё, по правде говоря, тоже есть свои планы, обговоренные с самой Кавалерией. Как удачно иногда можно совместить приятное с полезным...

– А если и так, вам-то одни плюсы!

Долбушин знает, что одни плюсы, просто в голове они почему-то сначала сплошные минусы. Уж от кого-кого, а от неё предательства он совсем не ожидал. Но, оказывается, все на это способны, забавно.

– Плюсы, – кивает Долбушин. – Думаю, нам лучше говорить не здесь – у тебя ведь есть, что сообщить, я прав?

Яра активно кивает, отчего слабо завязанные волосы вдруг рассыпаются по плечам, сразу делая её в разы симпатичней.

~

Квартира Долбушина совершенно не изменилась: всё те же дорогие вещи на полках и общее запустение. Андрей как обычно скрывается в своей комнате, оставляя хозяина с Ярой вдвоём.

– Рассказывай, что у тебя.

Яра медленно передаёт заученные факты, которые заранее обговорила с Кавалерией и которые не страшно раскрыть “врагу”. Долбушин смотрит с вежливой улыбкой на тонких бледных губах и задумчиво водит пальцами по коже дивана.

– Понятно, – говорит, когда Яра заканчивает и делает глубокий вдох. – Если всё, можешь идти, я свяжусь с тобой позднее – получишь… награду.

Яра встаёт. Ей хочется… хочется… Яра трясёт головой, словно пытаясь вытряхнуть из неё неуместную мысль, но та упорна и отчаянно цепляется всеми лапками за её желания.

– Я провожу.

Яра снова неуверенно кивает и идёт знакомой дорогой к выходу. Останавливается у самых дверей и мнётся, переступая с ноги на ногу.

– Что-то ещё?

Та быстро кивает и, встав на мыски, прижимается губами к губам Долбушина. Тот на мгновение замирает – Яра чувствует, как под её руками он чуть вздрагивает, – и отвечает на поцелуй. Наваливается, прижимает её к стене, проводит ладонью по щеке и дальше – по шее. Яре хочется улыбнуться: кожа действительно чуть шершавая и очень тёплая. Но последние связные мысли улетучиваются, когда она ощущает ладонь Долбушина под своей майкой. Вжимается в него всем телом и тихо стонет.

Не сказать, что Яра чувствует себя неловко, когда выбирается из постели и, собрав с пола одежду, быстро одевается. Медленно проходит вдоль книжных полок, трогая каждую вещицу. Останавливается, когда пальцы натыкаются на прохладную кожу фотоальбома. Оглядывается на постель и как можно тише листает, внимательно разглядывая каждую фотографию. Практически на всех – маленькая Аня вместе с удивительно красивой женщиной.

– Её звали Нина.

Яра вздрагивает и захлопывает альбом.

– Она была очень красивой. Мне пора. Не провожайте, – скороговоркой произносит она и, не оглядываясь, выскальзывает из комнаты.

Что ж, цели своей она добилась – втёрлась в доверие к ним, а способ… Как там говорится – на войне все средства хороши? Да и… он хорош, а Кавалерии обо всём знать совсем не обязательно. Яра прикасается к опухшим губам и счастливо улыбается.

Долбушин встаёт с кровати и сам берёт фотоальбом. Открывает на последней странице и смотрит – долго-долго.

– И лишь ты одна – жизнь среди смерти, – тихо цитирует он, вспоминая длинные светлые волосы и большие выразительные глаза.

Гай будет доволен: новый шпион в ШНыре, которому даже псиос не нужен. Это даст самому Долбушину огромное преимущество перед Белдо и Тиллем. И плевать, что при мысли об улыбчивой Ярославе ему тоже хочется быть счастливым.

@темы: Страсти по Емцу, ШНыр, гет, мини, от G до PG-13