12:26 

Ristretto
Труднее всего человеку дается то, что дается не ему.
Фандом: Голодные Игры
На заявку: Гейл/Китнисс, "Ты меня выжигаешь."
Герои: Китнисс, Гейл
Рейтинг: Pg
Размер: драббл


Гейл возвращается в Двенадцатый Дистрикт через пару месяцев. Смотрит устало, чуть угрюмо, но с такой надеждой в глазах, что Китнисс не может сдержать дрожь в теле.
— Привет, — еле слышно шепчет она.
— Привет, — с явным облегчением. — Как ты?
Китнисс разводит руками по сторонам, захватывая сразу всё: пустые комнаты, занавешенные зеркала, въевшийся запах влажной пыли и земли, гору разбитой посуды, которую она запрещает убирать, и выдранный из стены телефон.
— Живу.
Гейл кивает и, протягивая руку, осторожно убирает у Китнисс выбившуюся прядь волос за ухо. Китнисс на мгновение прикрывает глаза и прижимается щекой к его ладони. Но сразу же резко отступает на пару шагов назад и скрещивает руки на груди. Смахивает с глаз наворачивающиеся глупые слёзы.
— А ты как?
Китнисс ненавидит сейчас себя, ненавидит Гейла, ненавидит всё, что их разлучило и заставило быть такими чужими. Она смотрит на мужчину напротив и не узнает мальчика, с которым когда-то познакомилась и которого целовала. Она хочет разглядеть его в тёмно-серых глазах, поцарапанных руках и чётко очерченных губах, но нет. Перед ней стоит кто-то совсем ей чужой.
— Китнисс, я скучал по тебе.
— Я тоже, наверное, скучала. Сейчас уже нет, — говорит и смотрит куда-то в пол. Добавляет несколько раздражённо, будто злясь на себя: — Извини.
Гейл выглядит оглушённым. Он ожидал чего-то подобного, но и представить себе не мог, что его встретят настолько отчуждённо.
— Нам надо поговорить.
— Не о чем, — качает головой Китнисс и отступает ещё дальше в комнату.
— Кискис… — еле слышно произносит Гейл.
Китнисс всхлипывает и уже не может сдержать слёз. Они катятся градом, вычерчивая на щеках затейливые линии, и капают с подбородка. Гейл в одно мгновение пересекает разделяющее их расстояние и целует её настойчиво, почти требовательно. Китнисс кажется, будто в незаживающую рану в груди кто-то залезает пальцами и начинает в ней ковыряться. Грубо, собственечески. Но она не отталкивает Гейла, словно ей не хватает сил.
Гейл отрывается от её губ и сильно жмурится, понимая, что не имел права так поступать. Он осторожно обнимает её и смотрит прямо в заплаканные глаза.
— Почему всё так?..
— Ты меня выжигаешь, Гейл, — еле выговаривает Китнисс, облизывая дрожащие губы.
— Это ведь ты у нас Огненная Китнисс, — пытается пошутить Гейл, стирая пальцами мокрые дорожки с её щёк.
Китнисс качает головой.
— Была, Гейл. Есть такое хорошее слово: «была». Мой огонь забрали до капли и раздали всему миру, каждому желающему, не оставив мне даже маленького уголька. Понимаешь? Я пустая оболочка, которую ты выжигаешь изнутри.
Гейл отшатывается от неё с таким искажённым от боли лицом, что Китнисс на сотую долю секунды чувствует горечь от собственных слов, их неправильность сейчас. Но понимает: будь её воля, она бы повторила всё сказанное до последнего слова. Врать Гейлу она не могла никогда.
— Прости меня. Прости, — еле выговаривает Гейл и пятится к выходу.
Китнисс слабо кивает. Обязательно простит. Когда-нибудь.

@темы: Голодные Игры, гет, драббл, от G до PG-13

URL
   

Не отправленные письма

главная